Судьбы Торжка и Твери

© Малыгин П.Д.. Новоторжская археологическая экспедиция, г.Торжок

К концу XIII века окончательно сформировался Новгородско-Тверской рубеж1. , который стал как фактической, так и символической внутренней границей Древней Руси, разделявшей мир боярских республик и мир древнерусских автократий. Главными представителями этих миров, расположенными вплотную к этой границе можно назвать Торжок и Тверь, разделенные расстоянием всего в 60 верст. Уже только поэтому судьбы этих городов вызывают значительный интерес.
XIII век для Торжка начался с завершением строительства и росписи фресками плинфеного храма в Борисоглебском монастыре смоленскими или черниговскими мастерами, приглашенными в этот город2. Торжок был уже сформировавшимся, старым городом Новгородской земли (напомню, что древнейшая деревянная мостовая в Новоторжском кремле датируется рубежом X-XI – 1-ой пол. XI вв.3). Перед событиями 1238 г. город переживает пору экономического и политического расцвета. Тверца, на сужении в среднем течении которой расположился Торжок, была главной торговой (хлебной) дорогой для Новгорода. Оформился сместной порядок, представленный с новгородской стороны посадниками, а с другой – князьями-наместниками, один из которых – Давид Ростиславович – при поддержке своего могущественного отца Ростислава Смоленского уже в 1158-60 гг. попытался организовать в Торжке особое княжение4. Княжеской резиденцией в Торжке выступало Верхнее Городище, а боярским центром с центральным городским собором Спасо-Преображения и вечевой площадью – Нижнее Городище5 . Комплекс этих двух городищ стал своеобразной микромоделью Рюрикова Городища и Новгородского Детинца.
Весьма интересны наблюдения над бытованием в летописях названия города в двух вариантах: «Новый Торг» и «Торжок». Древнейший и наиболее детально отображающий историю Торжка летописный источник – НПЛ фиксирует название «Новый Торг» в период с 1139 по 1195 гг. и под 1197 г. Под 1196 и 1215 гг. название «Новый Торг» сосуществует с названием «Торжок». В НПЛ содержится еще одно весьма необычное известие о Новом Торге под 1300 г.: «Того же лета, весне, погоре Новыи торгъ»6 . От попыток связать в данном случае «Новыи торгъ» с каким-либо другим городом следует отказаться. Стратиграфические наблюдения показывают, что на Нижнем городище угольных прослоек, которые можно связать с пожаром, в слое конца XIII – начала XIV вв. не прослеживается. Однако на Верхнем городище под слоем, из которого происходит печать наместника Саввы новгородского архиепископа Давида (1309-1325 гг.), отчетливо фиксируется прослойка черного гумуса с углем7 . Данное обстоятельство свидетельствует о том, что пожар 1300 г. произошел на Верхнем Городище8 , и, соответственно, «Новый Торг» – это крепость на Верхнем Городище, которую нужно связать с резиденцией князя и его наместников. Весьма показательно, что первое упоминание о «Торжке» (без сочетания с названием «Новый Торг») в НПЛ под 1210 г. дается в контексте с первым упоминанием о новоторжском посаднике, а упоминание «Торжка» под 1211 г. – в сочетании с известием о новгородских волостях: «… князь Мьстиславъ… самъ иде на Тържькъ блюсти волости…»9 . В договорных грамотах Новгорода с князьями Новоторжская волость неизменно именуется «Торжком». Сочетание названий «Новый Торг» и «Торжок», встречаемое в НПЛ под 1196 г. и 1215 гг., совпадает с периодом уходов князей из Новгорода и попытками ликвидировать сместной порядок в Торжке.
Таким образом, есть основания для предположения, что под термином «Торжок» в НПЛ фигурирует новгородская боярская «часть» (прежде всего Нижнее городище), а под термином «Новый Торг» – княжеская «часть» (Верхнее городище). Скорее всего, «новым» Новый Торг назван по отношению к древнему Нижнему городищу. Предложенное объяснение двойного наименования города раскрывается в знаменитых словах князя Мстислава Удатного, произнесенных на новгородском вече после ухода в 1215 г. из Новгорода в Торжок Ярослава Всеволодовича: «… да не будеть Новыи търгъ Новгородомъ (над Новымгородомъ), ни Новгородъ Тържькомъ (под Торжькомъ), нъ къде святая София, ту Новгородъ…»10 . Слова Мстислава принято считать символическими. На мой взгляд, в них заложен конкретный смысл. «Новый Торг» претендует стать Новгородом, так как Ярослав Всеволодович пытается перенести сюда княжеский стол, Новгород же не может находится под властью «Торжка», так как «Торжок» – центр лишь одной из новгородских волостей.
С рубежа XII-XIII вв. Торжок становиться своеобразным трамплином для князей, претендовавших на Новгородский стол. Главным оружием этих князей стали хлебные блокады Новгорода, организуемые в Торжке11 . Считается, что Торжок постоянно разрушается во время феодальных войн, но это не верное представление, так как в подавляющем большинстве это были захваты княжеской резиденции (Верхнего городища) и смена княжеских наместников12 . Одновременно центральной новгородской республиканской властью в Торжок назначаются посадники. Но такой порядок уже в 1229 г., когда из Новгорода был направлен посадник Иванко, наталкивается на зреющие сепаратистские настроения новоторжцев13 . Город растет и богатеет, на боярских и купеческих усадьбах раскопками обнаружены предметы импорта (амфоры, грецкие орехи, янтарь, изделия из самшита), а также вислые печати и 16 берестяных грамот домонгольского периода. Исследования культурного слоя показывают, что напластования, содержащие стеклянные браслеты середины XII – конца XIV вв., занимают по двум берегам Тверцы колоссальную площадь – свыше 100 га. В центре этой территории возвышался центральный Спасо-Преображенский собор, впервые упомянутый под 1163 г., в южной части города располагался Борисоглебский монастырь с плинфеным храмом, а на его северной окраине с 1215 г. упоминается Рождественский монастырь14 .
Вершиной политической истории домонгольского Торжка стали события 1215-1216 гг., когда Ярослав Всеволодович попытался перенести свою княжескую резиденцию из Новгорода в Торжок15 . Именно при описании этих событий 1215-16 гг. летописями впервые зримо и основательно проявляется Тверь. Первое упоминание Твери в летописях под 1209 г. весьма туманно, так как не понятно идет ли речь о поселении Тверь или о реке одноименного названия16 . Кстати, именно это совпадение названий составляет одну из серьезных источниковедческих проблем ранней истории Твери. В 1215 г. князь Ярослав Всеволодович «поточи» новоторжского посадника Фому Доброщинича «на Тьхверъ»17 . Летописная повесть о битве на Липице говорит о перемещениях Ярослава Всеволодовича из Торжка в Тверь в это же время18 . И тем не менее, XIII век следует считать временем лишь формирования Твери как города. Исследователи, знакомые с результатами изучения Твери, видимо удивятся этому заявлению. Ведь есть гипотеза В.А. Кучкина о существовании Твери в 1140-х гг. Тверь упоминается в Сказании о чудесах Владимирской иконы Божьей Матери (по В.А. Кучкину в 1160-х гг.)19 , первая берестяная грамота из Твери датируется концом XII в.20 Имеются дендродаты из раскопок Твери – 1150-60-е21 и 1180-е гг22 . И все-таки есть, на мой взгляд, веские основания считать, что Тверь в XIII в. переживает лишь пору своего становления.
Основания археологические:
Прежде всего, следует отметить, что территория Твери – это крупный гидроузел, плотно заселенный как минимум с эпохи неолита. В Твери несомненно городской «влажный» культурный слой отложился на весьма ограниченной площади, за пределами которой слои домонгольского времени сельских поселений могут быть приняты за городские слои.
Для ранних дендродат в культурном слое весьма необычен «фон» распределения стеклянных браслетов. Максимальное их количество приходится на предматериковые слои, а это указывает на 1-ю пол. XIII в.23 В Твери, в том числе в слоях с ранними дендродатами, крайне незначителен процент керамики с «секировидными» венчиками. А именно эта керамика, чрезвычайно распространенная в Новгороде и Торжке (а также в курганах), маркирует слои до рубежа XII-XIII вв.24
Основания топографические:
Древнейшие слои с дендродатами приурочены не к центральной части Тверского Кремля, а к узкой полосе вдоль правого берега Волги. Расположение древнейших монастырей в центральной части Твери весьма ограничивают площадь средневекового города: в устье Тьмаки – Федоровский монастырь, упоминаемый с самого начала XIV в.25 , а в Кремле в районе архиерейского дома известен по писцовой книге 1626 г. запустевший еще в XVI в Троицкий монастырь26 . Церковь Николы на Зверинце в Затьмачье, также указывает на ограниченную территорию средневековой Твери. Что касается тверского Отроча монастыря, то М.Н.Тихомиров и Л.В. Алексеев резонно отметили, что упоминаемый в летописи под 1206 г. Отроч монастырь связан не с Тверью, а со Смоленском27 . Это согласуется и с «Повестью о Тверском Отроче монастыре», которая относит его основание ко 2-ой пол. XIII в., и говорит о предварительной вырубке леса на месте строительства этой обители28 .
Основания летописные:
Обращает на себя особое внимание статья Воскресенской летописи, которую традиционно не берет в расчет большинство современных исследователей: «Князь великий Ярослав Всеволодовичь, по Батыеве пленении, прииде из Новагорода с детьми своими, и нача грады, разоренныя от Батыя, ставити по своим местам, и на Волзе постави град воименова его Тверью по Тверце реке, а наперед того в том месте град не был, а посади на Твери сына своего меншого Ярослава, и великым князем его нарече, и оттоле наста великое княжение Тверьское»29 . Эта оригинальная статья находит, на мой взгляд, косвенное подтверждение в других летописных сводах. 1.
Летопись Авраамки в недатированной части отмечает нечто близкое к известию Воскресенской летописи: «А се колено пошло Тферьских князей: Ярослав Великого Новагорода, Великого Александра отец, Всеволода … сын; тои Ярослав посади на княжение в Тфери сына своего Ярослава, брата великого Александра»30 . О том, что концепция возникновения Твери, изложенная Воскресенской летописью, была весьма популярной свидетельствует и пересказ этого летописного известия, помещенный в сочинении А.Мейерберга (XVII в.)31 . 2.
Традиционно признаком зрелости средневекового города считается и оформление названия горожан. Летописные источники единодушно начинают упоминать «тверичей» лишь с 1245 г.32Для сравнения достаточно вспомнить известие 1215-16 гг.33 , в котором Тверь упоминается 5 раз, но ни разу не называются тверичи, хотя тут же речь идет о новгородцах, новоторжцах, смолянах, псковичах и ростовцах. Получается, что сразу после 1238 г. в Тверском гидроузле возникла особая демографическая ситуация, видимо, подобная ситуации 1293 г., когда «множество людей избеглося во Тферь изъ иных княженеи»34 . Этой ситуацией и воспользовался Ярослав Всеволодович, чтобы заложить новый город Тверь.
Существует гипотеза Н.В. Жилиной о статье Воскресенской летописи как свидетельстве о расширении тверских укреплений35 . Гипотеза на первый взгляд весьма логична, – в мысовой части Тверского кремля (не исследованной археологически) имеется место для небольшого укрепления. Но непонятным оказывается название крепости Тверь, расположенной в устье Тьмаки в 1,5 км от впадении Тверцы в Волгу. Поэтому более перспективным объяснением статьи Воскресенской летописи может считаться точка зрения о Глинном городище напротив впадения Тверцы как древнейшем (домонгольском) укрепленном поселении на территории Твери36 .
Исследования О.М. Олейникова и сотрудников его экспедиции показали, что вал Тверского кремля, ограничивавший значительную территорию в 17-19 га, начал сооружаться как раз в 1-ой пол. – сер. XIII в.37 Грандиозные фортификационные мероприятия Ярослава Всеволодовича касались, видимо, и тверского торга. Данные Писцовой книги 1626 г. не оставляют сомнений в том, что в начале XVII в. основные торговые ряды и гостиный двор находились в кремле, в его юго-восточной части38 . Писцовая книга 1685 г. фиксирует торговые ряды и гостиный двор на традиционном месте на Загородском посаде, а в кремле отмечаются места, «что бывали встарь ряды»39 . По мнению Э.А. Рикмана, опиравшегося на летописную статью 1537 г., в средневековой Твери имелось несколько торгов (на Загородском и Затьмацком посадах), а местоположение торговой площади на Загородском посаде традиционно и для XIV-XV вв.40Действительно, Писцовая книга 1626 г. фиксирует на Загородском посаде место, где «бывали старые ряды, а ныне запустели», но их размеры 40×30 саж. никак не вяжутся с главным торгом большого средневекового города. А это указывает на то, что изначально тверской торг находился внутри кремля. И в этом отношении характерно довольно позднее упоминание о Тверских посадах (1375 г.41 ) и раннее упоминание о торге (1327 г.42 ). В древнерусских городах торги, как правило, возникали вне городских стен, за их чертой43 . Ситуация же с тверским торгом делает его положение уникальным.
Наконец, о том, что XIII в. – время формирования Твери как города, говорит история центрального храма Твери. Без сомнения, наличие на поселении центрального храма с соответствующим посвящением – один из важнейших индикаторов города. В Твери мы наблюдаем весьма необычную ситуацию. До 1285 г. главным храмом Твери выступает деревянная церковь Козмы и Дамиана, то есть храм с совершенно не типичным для центрального городского собора посвящением.
Думаю, глубоко ошибочно считать, что после смерти первого тверского князя Ярослава Ярославича политическая активность Твери снижается44 . При Ярославе политической активности самой Твери практически не прослеживается. Похоже, что в своей политической программе Ярослав Ярославич отводил тверской вотчине более чем скромное место. Исключение составляет лишь сооружение собора Отроча монастыря. Всю свою энергию Ярослав направил на Новгород и стольный Владимир. Чего стоит один Устав Новгороду «о мостех», который В.Л. Янин датирует 1265-1267 гг. и непосредственно связывает с деятельностью Ярослав Ярославича45 . Вовсе не фигурирует Тверь и в договорах Ярослава с Новгородом, в отличие от аналогичных договоров Михаила Ярославича Тверского46 . Как это не покажется пародоксальным, имено смерть Ярослава Ярославича «в Татарехъ» и, главное, его погребение «въ Тфери у святою Козмы и Демьяна» в 1271/72 г.47 , стали началом настоящей политической активности Твери. Погребение Ярослава в Твери было необычным прежде всего тем, что нарушало традицию захоронения великих владимирских князей в стольном городе на Клязьме48 . Можно, лишь предполагать, что инициатором погребения Ярослава в Твери стал его старший сын и, возможно, уже появившийся в Твери бывший полоцкий епископ Симеон, с которым Святослав мог наладить контакты, будучи псковским князем. Для Твери эти похороны, думается, были крайне важны. Уже под 1273 г. новгородские летописи с чрезвычайной серьезностью заговорили и о Святославе и о Твери49 . Наконец, под 1285 г. летописи сообщают: «… преже было Козма и Дамиан, и преложиша во имя святого Спаса.»50 По мнению Э.А.Рикмана, этим актом «князь Михаил хотел чтобы своей патрональной церковью Тверь сравнялась со старинным Черниговом, Ярославлем, Торжком, а главным образом с Переяславлем Залесским, по примеру собора которого и был, быть может, назван собор в Твери»51 .
Особо следует остановиться не теме последствий событий 1238 г. для двух рассматриваемых городов. Ни Лаврентьевская летопись, ни Рогожский летописец не отметили разорения Твери в 1238 г. В НПЛ зафиксировано, что «оканьнии … взяша Москву, Переяславль, Юрьевъ, Дмитровъ, Волокъ, Тферъ…»52 . Тверская летопись имеет оригинальную вставку: «…а инии Тферь шедше взяша, въ ней же сына Ярославля (Ярослава) убиша…»53 . До сих пор археологическими исследованиями Твери какие-либо следы 1238 г. зафиксировать не удается. Если они имеются, то ожидать их нужно в районе так называемого Глинного городища напротив устья Тверцы.
Рассказ НПЛ о героической обороне Торжка стал хрестоматийным54 . Это, действительно, наиболее подробное описание в череде событий 1237-1238 гг. Монголо-татары в течении двух недель обстреливали Новоторжскую крепость из «пороков», защищенных заранее сооруженным «тыном». Новоторжцы, возглавляемые посадником Иванко и боярами Якимом Влунковым, Глебом Борисовичем и Михаилом Моисеевичем, не получив помощи из Новгорода, «в недоумении и страсе» держали оборону. 5 марта неприятель ворвался в крепость и «исекоша вся»: мужское и женское население, священников и монахов. Затем монголо-татары двинулись «Сергерьскым путемь» к Новгороду. Археологические исследования 1981 г. на Нижнем городище Торжка явно указывают на катастрофические последствия двухнедельной обороны города. Слой пожара 1238 г. достигает мощность 30-50 см., в нем обнаружены человеческие кости и спекшиеся от огня остатки икон55 . Раскопки 1984-85 гг. в южной части Нижнего городища56 показали, что мощные срубы крепостной стены 1164-87 гг. после 1238 г. были заменены на частокол (!), сооруженный из остатков построек 1202-07 гг., а новая срубная стена была возведена только в 1288 г. Последний домонгольский настил набережной улицы, сооруженный в 1218 г., был возобновлен лишь спустя 70 лет, в 1288 г. Исследования 1999 г. позволили восстановить основные этапы строительства на левобережном посаде Торжка. Улица (Воздвиженская), сохранившая 3 яруса настилов, древнейший из которых датируется 1180-ми гг. прекратила существование, очевидно, в 1238 г. Вместо нее, к XVII в. появляется улица, имеющая иное направление и ведущая к броду через Тверцу, что отчетливо видно на плане города Э.Пальмквиста 1674 г.57 Вдоль Воздвиженской улицы к 1160 гг. сформировались границы усадеб А и Б, а к нач. 1230-х гг. усадеб В и Г. Катастрофа 1238 г. уничтожила полностью усадьбы А и Б, на их месте застройка возобновилась лишь в XV в. На усадьбах В и Г после 1238 г. жизнь продолжается, но ни в какое сравнение с домонгольским периодом, судя по археологическим находкам, не идет. Лишь с конца XV в. здесь возобновилась интенсивная застройка. Столь длительный кризис левобережного посада можно объяснить не только монголо-татарским разорением, но и началом расцвета соседней Твери, и ее воинственных князей, претендовавших на Новгородское княжение. Затверецкий посад, на котором до 1238 г. жили богатые новотожские купцы, стал крайне опасным для обитания кварталом города. Жизнь здесь замерла фактически на 250 лет и активно возобновилась уже в московское время.
Изучение хронологии новоторжских58 и тверских (В.А.Лапшин) древностей позволяет сделать важные выводы. Находки из Торжка, в целом, традиционны в рамках новгородской хронологии, несмотря на географическую оторванность города от Новгорода (от Торжка до Новгорода водным путем – 450 км). Для соседней с Торжком Твери характерно явное хронологическое омоложение ряда категорий находок по сравнению с верхними датами новгородской хронологии59 .
Таким образом, на примере Торжка и Твери мы имеем для XIII в. два во многом разных города и две судьбы. Торжок – старый, сформировавшийся город, после 1238 г. переживает свой первый глубокий кризис (экономический и политический). Тверь – новый город, который только формируется и в 1285 г., приобретает каменный собор с соответствующим городским посвящением. Градообразовательный процесс в Твери, очевидно, задержался из-за наличия нескольких крупных, видимо, догородских поселений на гидроузле Волга–Тверца–Тьмака. XIII в. для Твери, несмотря на монголо-татарское нашествие, время становления и бурного роста. Что касается городской топографии, то для Торжка характерна планировочная стабильность (особенно в центральной укрепленной части). А вот для центральной части Тверского кремля В.А. Лапшин отмечает крайнюю неустойчивость планировки.60

Примечания:

1 ГНВП. № 4-5, 6, 7.
2 Малыгин П.Д., Салимов А.М. Исследования Борисоглебского монастыря в Торжке // Археология и история Пскова и Псковской земли. 1989. Псков, 1990. С. 37-39; Они же. Архитектурно-археологическое исследование собора Борисоглебского монастыря в Торжке // Памятники истории и культуры Верхнего Поволжья. Нижний Новгород, 1991. С. 243-255.
3 Малыгин П.Д. Раскопки на Нижнем городище в Торжке // КСИА. М., 1984. Вып. 179. С.82-83.
4 Он же. Новый Торг – Торжок в контексте политической истории Новгородской земли XII-XIII вв. // Столич-ные и периферийные города Руси и России в средние века и раннее новое время (XI-XVIII вв.). М., 1996. С.80.
5 Там же. С.78-82.
6 НПЛ. С.91, 330.
7 Малыгин П.Д. Отчет о раскопках на Верхнем и Нижнем городищах в г. Торжке Калининской обл. в 1981 г. // Архив ИА. Р-1. № 8858. (Квадрат 21. Пласт 12.).
8 При разорении Торжка в 1315 (1317) г. тверским князем Михаилом Ярославичем, как свидетельствует Твер-ская летопись, были сожжены лишь посады («пригород») Торжка (ПСРЛ. Т.15. Стб. 408).
9 НПЛ. С.51-52, 249.
10 НПЛ. С. 55, 254.
11 Малыгин П.Д. Древний Торжок (историко-археологические очерки). Калинин, 1990. С.18, 21.
12 Там же. С.25-26.
13 Малыгин П.Д. Новый Торг-Торжок … С. 81; НПЛ. С. 68, 274.
14 Он же. Топография средневекового Торжка (XII-XVII века) // Памятники железного века и средневековья на Верхней Волге и Верхнем Подвинье. Калинин, 1989. С.85-96. Последние архивные изыскания Л.А.Быковой позволяют считать первым упоминанием о Рождественском монастыре 1163/64 год.
15 Он же. Новый Торг – Торжок… С. 81-82.
16 ПСРЛ. Т.1. Стб. 435.
17 НПЛ. С. 53, 252.
18 Памятники литературы Древней Руси. XIII век. М., 1981. С. 114-116.
19 Кучкин В.А. Возникновение Твери и проблема тверского гостя в «Рукописании» Всеволода // Древнейшие государства на территории СССР. 1983 год. М., 1984. С. 226-230.
20 Жилина Н.В. Тверская берестяная грамота № 1 // «Советская археология». 1987. № 1. С. 214.
21 Дворников А.С. К датировке древнейших отложений раскопа № 9 в Тверском Кремле // Тверь, Тверская земля и сопредельные территории в эпоху средневековья. Вып. 2. Тверь, 1997. С. 96.
22 Жилина Н.В. Тверь в период XII-XV вв.: Автореф. дисс. … канд. ист. наук / Институт археологии АН СССР. М., 1987. С. 6.
23 Малыгин П.Д. Тверь и Новоторжско-Волоцкие земли в XII-XIII вв. // Становление европейского средневе-кового города. М., 1989. С. 149-151.
24 Малыгин П.Д. Типология и хронология новоторжской керамики XI-XIV вв. // Материалы по археологии Новгородской земли. 1990. М., 1991. С.200, 202, 214.
25 Рикман Э.А. Новые материалы по топографии древней Твери // КСИИМК. М., 1953. Вып. 49. С. 47.
26 Выпись из Тверских писцовых книг Потапа Нарбекова и подьячего Богдана Фадеева 1626 года. Город Тверь. Тверь, 1901. С. 12-13.
27 Тихомиров М.Н. Древнерусские города. М., 1956. С. 419; Алексеев Л.В. Смоленская земля в IX-XIII вв. Очерки истории Смоленщины и Восточной Белоруссии. М., 1980. С. 243.
28 Памятники литературы Древней Руси. XVII век. Книга первая. М., 1988. С. 112-120.
29 ПСРЛ. Т. 7. СПб., 1856. С. 245.
30 ПСРЛ. Т.16. Стб. 311.
31 Утверждение династии. М., 1997. С. 137.
32 НПЛ. С. 79.
33 Памятники литературы Древней Руси. XIII век. М., 1991 . С. 114-117.
34 ПСРЛ. Т. 25. С. 157.
35 Жилина Н.В. Тверской кремль: Этапы строительства укреплений и хронология культурного слоя // Кремли России. Тезисы докладов всероссийского симпозиума. М., 1999. С. 53.
36 Малыгин П.Д. Некоторые итоги и проблемы изучения средневековых древностей территории Тверской об-ласти // Тверской археологический сборник. Тверь, 1994. С. 124-125.
37 Олейников О.М., Дайнин В.В., Романова Е.А. Средневековые напольные укрепления Тверского кремля (по материалам исследований 1998 г.). (В печати).
38 Выпись из Тверских писцовых книг… С. 50-51.
39 Щенков А.С. Опыт реконструкции плана Твери конца XVII в. // Архитектурное наследство. Вып. 28. М., 1980. С. 30.
40 Рикман Э.А. Новые материалы… С. 46-47.
41 ПСРЛ. Т.4, ч.1, вып. 2. С. 458; Т.5. СПб, 1851. С. 234.
42 ПСРЛ. Т. 15. Стб. 416.
43 Тихмиров М.Н. Древнерусские города… С. 248.
44 См.: Салимов А.М. Тверской Спасо-Преображенский собор. Тверь, 1994. С. 20.
45 Янин В.Л. Новгородские акты XII-XV вв. Хронологический комментарий. М., 1991. С. 146-147.
46 Ср.: ГВНП. №№1-3 и 4, 5, 6-13.
47 НПЛ. С. 89, 321.
48 Малыгин П.Д. Ярослав Ярославич и Тверь в летописных известиях // Великое прошлое. Труды научной конференции. Тверь, 1998. С. 46.
49 НПЛ. С. 322.
50 ПСРЛ. Т. 18. С. 81.
51 Рикман Э.А. Города Тверского княжества (топография, место в исторической географии). Диссертация канд. ист. наук. М., 1949. Рукопись // Архив ИА РАН. Р-2. № 942. С. 132-133. Столь длительный период (1271-1285 гг.) переименования центрального храма Твери можно связывать и с весьма сложными взаимоотноше-ниями тверских князей (прежде всего Ярослава Ярославича) с митрополитом Кириллом. См.: НПЛ под 6778 г.
52 НПЛ. С. 76.
53 ПСРЛ. Т. 15. Стб. 369.
54 НПЛ. С. 76, 288-289.
55 Малыгин П.Д. Раскопки на Нижнем городище… С. 79.
56 Он же. К топографии южной части Нижнего городища Торжка XI-XIV вв. // Археология и история Пскова и Псковской земли. Псков, 1987. С. 35-37.
57 Пальмквист Эрик. Некоторые заметки о России… Новгород, 1993. С. 32.
58 Малыгин П.Д. Торжок в составе Новгородских земель (конец I тыс. н.э. – конец XV в.): Автореф. дис. … канд. ист. наук / Московский государственный университет. М., 1992. С.6-8.
59 Благодарю В.А.Лапшина за данную информацию.
60 Лапшин В.А. Раскопки в Тверском Кремле // Изучение культурных взаимодействий и новые археологиче-ские открытия. СПб., 1995. С. 65-66; Он же и др. Раскопки в Тверском Кремле // Новые археологические от-крытия и изучение культурной трансформации. СПб., 1996. С. 44-45; Он же и др. Раскопки в Тверском кремле // Новые исследования археологов России и СНГ. СПб., 1997. С. 46-48.

Список сокращений

ГВНП – Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.; Л., 1949
ИА – Институт археологии РАН
КСИА – Краткие сообщения Института археологии
КСИИМК – Краткие сообщения Института истории материальной культуры
НПЛ – Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л., 1950
ПСРЛ – Полное собрание русских летописей


Комментарии запрещены.